Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Сахарная страна, Will Cotton

Молочные реки и сахарные дома, рафинад, весело крошащийся под ногами, сливочная помадка, стекающая с крыш и верхушек съедобных деревьев. Уилл Коттон уже на протяжениидевяти лет рисует свою сказочную страну из глазури и шоколада, заставляя детишек глотать слюни от облаков из сахарной ваты, а взрослых из-за молодых обнажённых девушек, которые там обитают. Нежное гладкое мясо в розовой дымке, ласки и опасные прикосновения в неге кремовых холмов и купания голышом в шоколадных озёрах могли бы не на шутку раззадорить воображение. Но сладкого (во всех смыслах) на полотнах Коттона так много, что от переизбытка всего, к чему непроизвольно тянутся пальцы и язычки, начинается рвотный рефлекс. Опасные позывы после четвёртой картины сдерживаются уже с недюжим трудом, и оттого задумываешься, а как страдает от своих произведений собственно художник? Часто ли он блюёт вырисовывая очередную женскую спину в ложбине мороженного? Или это тошнота у него такая, с привкусом нуги?





Collapse )

В постели с Эди

17.40 КБ

Я проснулся в одной постели с Эди Седжвик. В нижнем белье она села на край кровати и достала из тумбочки небольшой искрящийся кулон, открутила инкрустированную мелкими плевками алмазов крышечку и начала выкладывать на поверхности тумбочки линию белоснежного порошка. Смотря на её мраморные спинные косточки, с возмущением в голосе я воскликнул: "Эди, ты нюхаешь кокаин?!" Она никогда не нюхала кокаин, она любила только барбитураты. Её уставшее лицо ещё чистое без макияжа повернулось ко мне с немым укором в одурманенном взгляде и поднятом уголке губы: "Ты что идиот?". Но, встретившись со мной глазами, Эди вдруг переменилась. Она отвела взгляд в складки простыни, смотря с томной грустью и задумчивостью. Внезапно, подняв голову, она вновь взглянула на меня и сказала спокойным тихим голосом: "Какой смысл?". Я не знал, что она имела в ввиду, и не смог подобрать нужных слов. Кокаина не хотелось. Какое-то время мы просидели в молчании, каждый думал о чём-то своём. Это продолжалось минут шесть, а потом не меняясь в позе Эди сказала: "Ох, у меня онемело всё лицо".

Collapse )

(no subject)

     За весь сегодняшний день я целых два раза почувствовал себя прекрасно. Первый раз около половины одиннадцатого вечера, когда два больших и жадных глотка Campari горьким кроваво-красным потоком прошли по глотке в самоё моё нутро, а на языке я всё ещё чувствовал терпкий вкус этого апперетива. Сто грамм мутной жижи в неправильном кубообразном бокале для виски спасли мою душу после нескольких часов изнурительной пытки под крики сотен неудержимых и безумных голосов вокруг. Даже не спрашивайте, чем мы сегодня занимались с Генералом, в этом нет ничего интересного.
     Второй раз я почувствовал улучшение несколько минут назад, когда сел печатать этот текст. До этого я съел плохо подогретый кусок невкусного пирога с картофелем и мясом, части которого я не применял сдобрять густым томатным соусом с вкраплениями паприки. Потом я выпил чашку чая с тремя кремовыми печеньями.


     Ничего не происходит. Всего-то за несколько дней мозги мои превратились во фруктовый кефир, а Влада, скорее всего, неправильно меня истолковала, когда я обещал пресекать любые её попытки по изъятию этой мутной, сладковатой массы. 


     Я мог заняться множеством полезных дел. отыскать и купить ломокомпакт, подключить локальную сеть, просто напросто сходить в кино, сделать в кои-то веки выписку из цитат Моэма и Сартра. Но нет! Вместо этого мной овладела непреодолимая слабость и лень. Вот она, безнадёга. Сартр писал, что он уже с утра чувствует, когда предстоящему дню суждено пройти бездарно, как же я понимаю этого старика.
Collapse )Генерал зовёт в Гренландию. Едем